Главная | Оперы взяток не берут

Оперы взяток не берут


Да, оно стоит пятьсот тысяч, а что дальше?

Герой «Белгородских известий» более 20 лет отдал оперативной работе

Я так понимаю, посредник сказал — ребята, мне не надо деньги, езжайте в офис к адвокату, вам все по кассе пробьют, и стал уходить. Опера понимают, что все обламывается, тупо его ластают и засовывают деньги. Вообще, часто адвокат сам лично едет на встречу с человеком, по сути — за взяткой, мне сотрудники УСБ рассказывали, это нормальная практика, когда следак через адвоката говорит — бери с него миллион.

Адвокат приезжает к человеку, а тот уже сходил в УСБ, и деньги меченые. Человек ему деньги, а адвокат достает соглашение, и все, опера этот материал собирали, направляли в [Следственный] комитет, и там таких отказных постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела. Да, деньги, но вот соглашение.

Удивительно, но факт! Адвокат приезжает к человеку, а тот уже сходил в УСБ, и деньги меченые.

Конечно, есть тупые адвокаты, которые без соглашения действительно берут — или они смелые, но это редко бывает. Так ежедневно по всей России сотнями берут, а новости появляются редко. Бывают случаи, когда слишком сильно доверяют: А за полгода до адвоката эти же опера пришли к следователю и сказали: Он говорит — есть.

Они говорят — подожди, мы уже со всеми договорились, тебе за этот отказной тысяч заплатят, просто съезди и возьми. Видимо, решили втупую подставить, сказали — зачем тебе это делать бесплатно? Сказали, куда приехать, следователь взял тысяч, и прямо на месте его те же опера и скрутили.

Информация

У следователей много способов взять. Самый первый этап, особенно по экономическим делам — когда опера из ОБЭП приносят материалы по экономике, они всегда граничат: Потому что это экономика — какая-то фирма заключила сто договоров и что-то там не выполнила. Ну почему это уголовка сразу?

Вполне может быть и гражданка.

Основные разделы

И вот, чтобы следствие усмотрело здесь уголовку, можно взять денег с оперов — они пусть где хотят, там и берут. Допустим, усматривается мошенничество на 30 млн рублей. Соответственно, уже где-то есть некие потерпевшие. Либо это гражданско-правовые отношения, судитесь как хотите — хоть в арбитраже, хоть где угодно. Есть, конечно, и откровенные уголовные дела — но есть и заказные, без этого никуда. Хотя и это от честности зависит — нормальные люди, если отменят в прокуратуре, все вернут и скажут: Но есть и уроды, которые кидают людей.

Когда люди от тебя уходят довольные, они не жалуются, а они ведь могут и очень много денег дать, и уйти довольными. Тут следователь захочет — усмотрит, не захочет — не усмотрит, и будет прав в обоих случаях.

Это просто такая статья идиотская — если бы у нас ее в законодательстве сделали умнее, было бы сложнее, а сейчас написано непонятно что — как хочешь, так и крути.

Еще более скользкие преступления — это ДТП. Их очень много, и от них не застрахован никто. Раньше это считалось золотым дном, не было такого количества камер и регистраторов.

А сейчас ты все развернул и перевернул, а потом через год нашел на YouTube видеозапись, и нашел не только ты, а еще и УСБ и прокурор. Когда уже дело заведено, решается — подписка, арест, домашний арест. Стоит это в разных регионах по-разному.

Ну, в Москве подписка — тысяч рублей.

Удивительно, но факт! А есть парни, они из Подмосковья ездят, в три утра встают, чтобы на работу добраться, и их, конечно, только бабки волнуют.

Но опять же, гарантии никакой нет, только по ладошкам ударить. Но и человек тоже должен понимать, что не надо косячить, ведь и прокурор может спросить: В плане подписки вообще от прокуратуры зависит — вот окружная прокуратура СВАО вообще не лезла, она понимает, что это хлеб, и не трогает.

А Бабушкинская районная прокуратура сожрет, сорок раз спросит. На уровне слухов всегда есть информация, что в том или ином вузе преподаватели берут взятки.

Но нужно же поймать с поличным! И тогда начинают искать студентов, которые согласны поучаствовать в задержании преподавателя. Судьи это прекрасно понимают и, как правило, не наказывают преподавателей-взяточников строго, ограничиваясь штрафом. В одном из ростовских вузов недавно преподавателю за получение взятки присудили 4 года условно и штраф 30 тысяч рублей. Затем в суде получают разрешение на прослушку телефона преподавателя. Затем студент, как правило староста группы, начинает договариваться с преподавателем, что за деньги тот поставит кому-то оценки.

Всё это фиксируется средствами аудио- и видеосвязи.

Удивительно, но факт! Если поддатенький или без документов — вообще счастье.

В итоге договариваются с преподавателем о передаче денег. Преподавателя задерживают с понятыми, причём в качестве понятых часто выступают такие же студенты, которые либо проходят практику, либо являются общественными помощниками в правоохранительных органах. Потом когда читаешь в протоколе, что кто-то проходил случайно по улице в 6 утра и ему предложили поучаствовать в задержании, смешно, конечно, получается.

Это, естественно, нарушение закона, но доказать это сложно. Никто их не осуждает. Это не Павлики Морозовы, они, как правило, инициативу не проявляют. Все понимают, что на этих людей оказывали давление. Если студент будет делать все, что скажет следствие, то его освободят от привлечения к уголовной ответственности за дачу взятки как лицо добровольно сообщившее о преступлении, если нет, то он станет обвиняемым за дачу взятки.

Как правило, такие студенты соглашаются сотрудничать со следствием.

Рекомендуем к прочтению! дают ли ипотеку после декретного

Но студенту за сотрудничество с правоохранительными органами могут предложить и поощрение. Вы же понимаете, что это нехорошо? Я потом видел таких студентов — они стали следователями, операми, то есть они со студенческой скамьи целенаправленно к этому стремились. Студентам говорят, что они делают правое дело, пресекают преступность.

Читайте также

Возможно, они убеждены, что ведут себя правильно, что именно так и нужно поступать. Основная проблема возникает с заочниками. Студенты дневного отделения проявляют меньше инициативы, они каждый день ходят на занятия, посещают лекции и семинары, им грех не подготовиться и не сдать. В нем вся наша проблема. Там сказано, что количество раскрытых преступлений должно все время расти.

А как можно выполнить план? Можно купить уголовное дело у участкового — цена договорная.

Удивительно, но факт! Я хочу что-то большее от них, сам же я не буду искать — я не опер.

А сейчас знаете, до чего дошли? Надо больше, чтобы индекс выше был! Если динамика раскрываемости признается неудовлетворительной, начальника отдела могут снять. А значит, он потеряет свою дань от коммерческих структур, от палаток, которые он крышует. Как правило, деньги с мелких коммерсантов начинают требовать бойцы ППС и сержанты. А тот, видимо, устанавливает свою цену, чтобы коммерсанты платили напрямую ему, а он, в свою очередь, отстегивает сержанту с участковым, чтоб те палаточника не трогали.

Один из наших адвокатов ведет дело одного гражданина. В общем, пошла эта гражданка жена в милицию, мужа своего предположительно оговорила, ну или заказала, тут дело темное. Остановил его однажды товарищ и говорит: Тот обрадовался — ему недалеко было, деньги хорошие.

Во Владимире опер брал взятки из-за «сложного материального положения»

В общем, подвозит бывший заключенный этого товарища к дому, тот ему дает двести рублей и говорит: Там и отпечатков нет! Возбудили дело по факту хранения пяти патронов от мелкокалиберной винтовки. У него дома и самой винтовки-то нет… Наш адвокат сделал запрос в ЗИС ГУВД, и оказалось, что по Москве с начала года произошло десять подобных случаев… И вряд ли, знаете, люди носят с собой по пять патронов от мелкашки… А вот подсунуть можно все: А то и туда засунут.

А ради чего все? Ради плана по раскрываемости. Потому что тут все просто: А реально преступление раскрывать неохота — над ним потеть нужно. Наш профсоюз сотрудников милиции города Москвы был создан в году для защиты рядовых милиционеров от вышестоящих руководителей.

Удивительно, но факт! Студентам говорят, что они делают правое дело, пресекают преступность.

Хотя бы потому, что 7 апреля убэповцы изъяли у нас семь компьютеров и все списки членов профсоюзов. Это бред, у профсоюзов их и быть не должно. Но для МВД это не указ. С другим профсоюзом, объединенным профсоюзным комитетом ГУВД, мы не воюем, наоборот, оттуда народ к нам за помощью звонит… Принципиальное отличие между нами в том, что они с начальством судиться не будут, а мы — всегда пожалуйста.

В принципе, при любой организации по закону можно открыть хоть сто профсоюзов, так что мы не альтернативщики и не аутсайдеры, просто в их профсоюзе в основном состоят те, кто по вольному найму в ГУВД служит, и начальники. А у нас только аттестованные сотрудники милиции — от рядового милиционера до подполковника. Был случай, когда в ОМОНе избили профорга, командира взвода, капитана милиции. Его избили по приказу замкомандира батальона. Он позвонил нам, пошел в милицию, зафиксировал факт избиения, написал заявление, и нам удалось помочь ему перевестись участковым в один ОВД, откуда он впоследствии и ушел на заслуженную пенсию.

Сотрудники охранниками в банках подрабатывали, хотя права на это не имели. Так вот, рядовой боец получал, например, сто долларов, а начальник его — пять тысяч, за то что позволял своим сотрудникам так подрабатывать. Два года назад на меня самого завели уголовное дело за клевету в отношении УБОПа. Я сказал, что некоторые сотрудники УБОПа крышуют проституток, поскольку ко мне поступили такие жалобы от рядовых убоповцев.

Следователи

Они рассказывали, что не могли провести проверки борделей, потому что за их спиной их же начальники предупреждали хозяев о готовящихся рейдах. Скоро опять судиться пойду: Просто я затронул тему о проститутках, о притонах, а это очень большая статья доходов. И только благодаря Пронину, который смог наладить конструктивные отношения с Лужковым, вся милиция получала так называемую мэрскую надбавку — одиннадцать тысяч рублей.

Эта надбавка — больше средней зарплаты милиционера, которая десять тысяч рублей всего. Но для того чтобы получить эту надбавку, в декабре пришлось сократить почти шесть тысяч человек личного состава. В том числе и нескольких психологов, в частности, и психологов из Южного округа. Не было штатного психолога и в отделении Царицыно — не существовало такой ставки, и все.

Удивительно, но факт! Давайте я вам расскажу, как работают наши патрульные экипажи.

Сейчас на сто тысяч человек личного состава работает всего двести психологов. Они не могут уследить за всем. На каждого окружного психолога приходится по полторы тысячи человек, и объять необъятное невозможно. Психологи лишь отбирают кандидатов на высокие должности, проверяют новобранцев для Чечни, проводят плановое тестирование после травм, после ДТП, после применения оружия, после захвата преступников. Стрессогенных факторов в работе милиции очень много, и они накапливаются и усиливаются.

Я скажу вот что: И если у чиновника может случиться психическое расстройство, то почему оно не может случиться у милиционера?!

И благодаря новому закону о психиатрии, согласно которому ни один врач не имеет права сообщить о диагнозе конкретного сотрудника его коллегам и руководителю, у нас, как и везде, могут быть параноики и шизофреники.

Кто идет в милиционеры, вы знаете? Это жители дальних губерний. Многим наплевать на наш город. Только такие долбанутые сотрудники, как я, которые уже отработали в органах по сто лет, москвичи. А восемьдесят процентов — лимитчики. Им хочется закрепиться в Москве, попасть в общежитие, поскольку больше их никуда не возьмут. Им на москвичей — плевать. Вот многие и сшибают деньги у дедков на улице и у бабушек, которые стоят у метро.

Торговать у метро — административное нарушение. И бабушку, которая торгует своими пирожками, можно разводить на деньги хоть трижды в день. С нее сняли денег, она перешла на другое место, за ней следом идет милиционер и штрафует ее еще раз. Руководство постоянно требует перевыполнения плана. Тогда его нужно придумать.

Причем с именами и фамилиями. Улучшения плана требуют даже от сотрудников вневедомственной охраны. Я точно знаю, что Евсюков проходил ВВК.

Удивительно, но факт! А так живешь, деньги с людей тянешь, а сам трясешься.

Я точно знаю, что практически никто не видел его пьяным. У него день рождения был 20 апреля, и вплоть до го он работал. Отработал весь праздник Красной горки, а затем только пошел отмечать день рождения в кафе, откуда, по свидетельству официанток, ушел почти трезвым. Но предположить воздействие алкоголя мы, конечно, можем. Или если это начальство придет к ним и скажет: Поскольку ты работаешь в системе, навязанной тебе сверху. К тому же это Москва.

Похожие главы из других книг

Со всеми надо наладить контакт. ЦАО — отдельная страна. А просто некоторые осуждены не за те преступления, которые они в действительности совершили, а формально — за другое, ими не содеянное… Ну и что?.. Так что же, добровольно и в здравом уме сотрудник уголовного розыска окунётся в это болото?!.

Он как никто другой знает, что быть наркоманом — невыгодно, унизительно и опасно. Всё, что угодно, смогут понять и простить ему товарищи по службе, мы ж не тупаки, способны вникнуть в ситуацию… Запытал наш коллега на допросе подозреваемого до смерти?..

Отвратительно, даже мерзко, но у него — семья, дети, престарелые родители, их кормить надо, а зарплата — курам на смех, и платят её не очень регулярно… Почему наши парламентарии, министры, губернаторы и буржуи новоделанные могут шиковать на всю катушку, а трудяга — опер обязан нищенствовать и морить голодом своих домочадцев?..

Неправильно это, несправедливо… И хотя брать мзду, да и вообще шкурничать — это плохо, но иначе концы с концами просто не свести!.. И в итоге — приходится ловчить, и пусть за это станет стыдно нашему доведшему своих слуг до такого государству!..



Читайте также:

  • Купить квартиру в новосибирске вторичное жилье по ипотеке
  • Статистика по брачным договорам в россии
  • Договор уступки права требования долга между юридическими лицами по облигациям
  • Консультация юриста